Чернышов Владимир Валерьевич. Поисковое движение

Память о войне: это нужно не мертвым, это нужно живым. Поисковое движение в Заполярье.

Поисковое движение – общественное движение граждан, добровольно и безвозмездно ведущих работу по обнаружению и захоронению не погребенных в годы Великой Отечественной войны останков павших воинов, установлению и увековечению их имен. В 60-е годы Роберт Рождественский написал "Это нужно не мертвым, это нужно живым". Поисковая деятельность помогает не забывать о Войне: воспитывается патриотизм и нравственность у молодежи, восстанавливаются исторические факты и удаляются "белые пятна" в истории войны, родственники погибших обретают семейные реликвии и имеют возможность возложить цветы на могилы предков.

Сейчас в России работают более 40 тысяч поисковиков. Недавно образовалось "Поисковое движение России" – общественная организация, которая пытается объединить все поисковые отряды. После войны поисковой деятельностью особо не занимались, потому все силы брошены на восстановление страны. В 60-е годы началось возрождение памяти о Великой Отечественной войне, но при этом пытались скрыть масштабы потерь. Вечный огонь в каждом городе, но тысячи солдат так и не были преданы земле. К концу 80-х, то есть к 45-летнему празднованию Победы советского народа в Великой Отечественной войне, по инициативе простых граждан проблему подняли на государственный уровень. И в 1988 году было официально разрешено массовое участие граждан в работах по поиску останков погибших солдат и командиров армии-победительницы.

Поисковое движение в Заполярье существует уже более 56 лет. За эти годы поисковики предали земле останки более 20 тысяч защитников Родины, установили обелиски, памятники, мемориальные доски в местах сражений в годы Великой Отечественной войны. Сегодня на территории области работают 15 поисковых отрядов, в их рядах молодежь, школьники, кадеты.

И в судейском сообществе нашего региона есть непосредственный участник поискового движения, один из руководителей поискового отряда "Икар". Заместитель председателя Заозерского гарнизонного военного суда Чернышов Владимир Валерьевич рассказал о своем увлечении, которое нельзя назвать просто хобби, т.к. это занятие глубоко патриотично и исторически важно для всех нас. Будучи членом поисковой организации, Владимир Чернышов занимается поиском исторических артефактов, способствует установлению личностей пропавших летчиков, участвовавших в воздушных боях на Севере.

В.В. Чернышов

"Об этой войне мы знаем, прежде всего, из воспоминаний и рассказов ветеранов, фото и кинохроники, документальных и художественных фильмов. Самым важным источником информации о ходе боевых действий являются, конечно же, подлинные исторические документы: оперативные сводки, боевые донесения, отчёты о проведённых войсковых операциях и другие документы, хранящиеся в наших военных архивах.

Между тем существует и ещё один источник информации о войне – это сделанные на полях сражений находки, артефакты, или выражаясь юридическим языком – вещественные доказательства, немые свидетели тех далёких дней, которые мы можем сейчас видеть в наших музеях: это как документы, так и предметы военного быта, а также военная техника. В настоящее время поисковую деятельность по розыску останков погибших воинов и военной техники иногда называют военной археологией.

Увлечение поисковой работой возникло у меня ещё в начале 1990-х годов, после переезда в Заполярье. До сентября 1999 г. мы занимались поисковой работой в рамках группы "Высота", а с начала 2000 года в г. Заозёрске образована поисково-исследовательская группа "Икар", участником которой я являюсь, которая с указанного времени осуществляет поисковую и исследовательскую деятельность, направленную на увековечение памяти советских воинов – защитников Заполярья в годы Великой Отечественной войны, а также входит в Координационный совет поисковых объединений Мурманской области.

Приоритетным направлением деятельности группы является поиск останков советских лётчиков, сбитых и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны на территории Мурманской области с целью их захоронения и установления обстоятельств гибели путём архивных исследований, а также поиск самолётов (их фрагментов) времён войны для реставрационных целей и музейного экспонирования. Группа объединяет участников из различных городов Мурманской области.

Как уже отметил выше, наше увлечение поиском началось ещё в начале 1990-х годов. И в значительной мере повлияло на это одна из самых первых экспедиций, в которой мне довелось принять участие – по подъёму скоростного бомбардировщика "СБ", обнаруженного участниками группы в 1 километре южнее железнодорожной станции Нял Кольского района Мурманской области в 1992 году. (фото 1 – так на фото военных лет выглядел этот самолёт, являвшийся основным советским бомбардировщиком в начале войны).

Врезавшись в заболоченную землю, самолёт полностью разрушился. Место падения представляло собой воронку овальной формы, заполненную мутной, почти чёрной, водой и густо заросшую по краям травой (фото 2). Воронку окружали низкие берёзки, среди которых лежали смятые обломки машины (фото 3).

В относительно целом состоянии находился только руль направления, сделанный из дюралюминия (фото 4). На правой его стороне чётко просматривался номер самолёта – цифра шесть, нарисованная чёрной краской, а в верхней части зияли четыре сквозных пробоины от крупнокалиберного авиационного пулемёта. Это говорило о том, что самолёт был сбит в воздушном бою.

В конце августа 1994 года поисковики нашей группы организовали экспедицию по подъёму обломков самолёта из болота (фото 5) В первый же день работ вода из воронки была откачана до минимального уровня при помощи мотопомпы (фото 6). Передвижение по дну образовавшейся ямы затруднял густой слой чёрной жидкой пульпы из торфа, толщиной около метра, напичканный обломками самолёта с острыми, как бритва, краями. Над воронкой стоял резкий запах бензина, вытекшего из баков самолёта при ударе о землю. Постепенно воронка была расчищена от хаотично наваленных друг на друга кусков металла. Неожиданно среди них показалась белая ткань – парашют, который был извлечён из воды в сложенном виде (фото 7). Стало понятно, что на самолёте погиб кто-то из лётчиков, а может быть – и весь экипаж. Вслед за ним на поверхность удалось поднять бронеспинку, штурвал и останки пилота самолёта (фото 8). Из карманов гимнастёрки пилота были извлечены расчёска, носовой платок, талоны на питание в лётной столовой, несколько монет мелочью, а также комсомольский билет, все записи в котором размыло водой. Поэтому имя и фамилию погибшего сразу установить не удалось. Лишь только знаки различия на петлицах – по одному кубику красной эмали с каждой стороны, позволяли судить о воинском звании лётчика – младший лейтенант.

В ходе дальнейших работ из торфянистой воды были извлечены останки штурмана и стрелка-радиста. В кармане гимнастёрки штурмана был обнаружен партийный билет. Записи в нём отлично сохранились благодаря тому, что были выполнены специальными чернилами. В левом нижнем углу на развороте партбилета имелась также и фотография. Согласно записям в партбилете, его владельцем являлся лейтенант ЛАВРИЩЕВ Василий Степанович, 1914 года рождения (фото 9 – из учётно-послужной карточки, ЦАМО).

У третьего члена экипажа – стрелка-радиста документы, к сожалению, отсутствовали. Среди фрагментов его одежды были найдены связка ключей, а также знак различия – треугольник красной эмали, оторванный от петлиц, говоривший о сержантском звании погибшего.

Установить имена пилота и стрелка-радиста самолёта удалось лишь спустя несколько лет, после длительной и скурпулёзной работы в Центральном архиве Министерства Обороны в гор. Подольске. В итоге мы выяснили, что пилотом бомбардировщика был младший лейтенант Леонид Григорьевич ГОНЧАРЕНКО, 1917 года рождения (фото 10, ЦАМО), а воздушным стрелком – младший сержант Павел Иванович ТУЛИН, 1921 года рождения (его фотографию, к сожалению, разыскать не удалось). Согласно архивным документам, найденный нами самолёт имел заводской номер 16/210 и входил в состав 137-го Краснознамённого скоростного ближне-бомбардировочного авиаполка (КСББАП), который базировался на аэродроме Африканда, под Кандалакшей. В конце июня 1941 года отдельная эскадрилья указанного полка в составе 9 бомбардировщиков СБ, в том числе и обнаруженная нами машина, была передана в оперативное подчинение командующего ВВС Северного флота и действовала в тот период с флотского аэродрома Ваенга. Мы также выяснили, что найденный нами самолёт не вернулся на свой аэродром 21 июля 1941 года, после того как вылетел на боевое задание по бомбардировке переднего края обороны противника в район залива Большая Западная Лица. В боевом донесении указано, что бомбардировщик младшего лейтенанта ГОНЧАРЕНКО был сбит вражескими истребителями в районе Ура-губы. В напряжённой обстановке воздушного боя место его падения не было замечено другими экипажами и в то время отыскать место падения самолёта так и не удалось... С тех пор члены его экипажа считались пропавшими без вести.

9 сентября 1994 г. останки всех трёх членов экипажа бомбардировщика были захоронены с воинскими почестями на въезде в Заозёрск, у обелиска возле вертолётной площадки. Несмотря на предпринятые нами меры, найти родных и близких погибших не удалось.

Обнаруженные документы и вещи лётчиков, а также некоторые фрагменты самолёта были переданы нами в музей гарнизонного Дома офицеров (в настоящее время – городской Дом культуры Заозёрска), где истории этого самолёта посвящена отдельная экспозиция, а несколько лет назад на могиле экипажа СБ был установлен мемориальный камень из чёрного гранита с мемориальной доской (фото 11), на которой увековечены фамилии каждого из них (фото 12).

Интересная находка была сделана участниками нашей поисковой группы в 2000 году, когда примерно в 1 км северо-восточнее нынешней автодороги Мурманск – Печенга было обнаружено место падения самолёта И-16 (фото 13), на нескольких уцелевших фрагментах обшивки которого был выштампован один и тот же номер:1721124 (фото 14). Сохранился номер и на поршне разбитого авиадвигателя М-25: 1915689 (фото 15).

Согласно данным из ЦАМО, И-16 с указанными номерами планера и двигателя входил в состав 145 истребительного авиаполка (ИАП) ВВС 14 Армии и был потерян 10 июля 1941 года.

Согласно оперативной сводки, в этот день 3 истребителя И-16 145 ИАП (лётчики ПИСКАРЁВ, ПОЗДНЫШЕВ и НЕБОЛЬСИН) вылетали на штурмовку войск противника в район залива Западная Лица, где самолёт лейтенанта НЕБОЛЬСИНА был подбит во время штурмовки автоколонны. Пилот направил свой горящий И-16 в скопление автомашин и взорвался вместе с самолётом. Так геройски погиб командир звена 145 иап лейтенант Алексей Захарович НЕБОЛЬСИН (фото 16).

Согласно архивным документам, Алексей НЕБОЛЬСИН родился в 1918 году в с. Горенские Выселки Воронежской области, жил в Воронеже, окончил семилетку, затем работал слесарем на заводе, где в 1936 году вступил в Комсомол. Вечерами учился в школе рабочей молодёжи, затем в аэроклубе. В 1938 году он добровольцем вступил в ряды Красной Армии. Закончил Борисоглебскую школу военных лётчиков, участвовал в войне с Финляндией 1939-40 гг. За короткое время до гибели НЕБОЛЬСИН произвёл 23 боевых вылета, 8 воздушных боёв, в которых сбил в группе с товарищами 3 самолёта противника.

В официальном извещении командира 145 ИАП родителям погибшего лётчика место захоронения НЕБОЛЬСИНА не указано. Не удалось и нам обнаружить останки пилота на месте падения самолёта.

По воспоминаниям его однополчан, во время одного из очередных заходов на автоколонну осколок вражеского снаряда повредил мотор машины НЕБОЛЬСИНА. Самолёт загорелся, стал терять высоту. В этот критический момент лётчик мог воспользоваться парашютом, что означало неминуемый плен. Но Алексей принял другое решение. Его боевые товарищи видели, как НЕБОЛЬСИН направил горящий самолёт на цель и в крутом пикировании врезался во вражескую автоцистерну с горючим, взорвав её и совершив первый огненный таран на Крайнем Севере. За этот подвиг Алексей НЕБОЛЬСИН посмертно награждён орденом "Красное Знамя".

Уникальная находка сделана участниками группы 17 августа 2003 года, в день ВВС России, когда в безымянном озере в нескольких километрах западнее Мурманска нами был обнаружен истребитель "Харрикейн" английского производства с заводским номером "Z 5252". Эта находка не была случайной, поскольку мы целенаправленно проверяли архивные сведения о том, что 2 июня 1942 года, один из таких самолётов, подбитых в воздушном бою из состава 2 гвардейского истребительного авиаполка ВВС Северного флота произвёл вынужденную посадку на озеро в 8 км западнее Мурманска, номер самолёта на тот момент был нам неизвестен. И хотя в сводке имелось указание о том, что севший на лёд самолёт подлежал ремонту, мы усомнились в этом, предположив, что в силу погодных условий на самом деле самолёт не был вывезен и мог затонуть. Так впоследствии и оказалось. При этом обнаружен он был при помощи подводной видеокамеры, а уже впоследствии, в марте 2004 года мы сняли его гидроакустическое изображение со льда при помощи гидролокатора кругового обзора (фото 17 – сонаграмма) и тогда же определили заводской номер самолёта, который был нанесён краской на борту.

Из архивных источников мы выяснили, что "Харрикейн" с таким номером прибыл в Советский Союз в числе 39 аналогичных машин в сентябре 1941 года на борту транспортного судна из состава союзного конвоя. Конвой состоял из 30 транспортов и авианосца "Аргус". После того как 7 сентября 1941 года конвой подошёл ко входу в Кольский залив, 24 пилота самостоятельно перелетели с авианосца "Аргус" на аэродром Ваенга, а остальные 15 самолётов, в том числе и Z 5252, в разобранном виде были доставлены в Архангельск, а затем, после сборки и облёта, в период до 16 сентября 1941 года также перелетели в Ваенгу.

После прибытия на североморский аэродром, 151-е авиакрыло ВВС Великобритании поступило в оперативное подчинение командующему ВВС Северного флота генерал-майору авиации Александру Алексеевичу КУЗНЕЦОВУ (фото 18-1) в рамках помощи союзников по антигитлеровской коалиции. Английские лётчики вместе с истребителями ВВС СФ сражались в мурманском небе с общим врагом, сопровождали на боевые задания наши бомбардировщики (фото 18).

30 сентября 1941 года в знак своей дружбы и солидарности в борьбе с германским фашизмом "Харрикейн" Z 5252 был передан командиром 151 крыла в дар командующему североморскими ВВС.

Подарок англичан впоследствии поступил в 78 истребительный авиаполк ВВС СФ, командиром которого был назначен капитан САФОНОВ. Истребителю Z 5252 был присвоен бортовой номер "01", а на крылья и фюзеляж нанесены красные звёзды (фото 19).

Весной 1942 года возглавляемому Б.Ф. САФОНОВЫМ полку было присвоено наименование 2 гвардейского истребительного, а сам Борис Феоктистович освоил более манёвренный истребитель П-40 "Киттихоук", американского производства, на котором прославленный лётчик 30 мая 1942 года не вернулся из боевого вылета на прикрытие подходившего к Мурманскому берегу конвоя PQ-16 (фото 20).

Последним пилотом, вылетевшим на "Харрикейне" Z 5252, был лейтенант МАРКОВ П.И. Днём 2 июня 1942 года в ходе воздушного боя 7 "харрикейнов" с 12 немецкими истребителями Ме-109, его самолёт был подбит и пилот, не рискнув тянуть на повреждённой машине до своего аэродрома через Кольский залив, произвёл вынужденную посадку на лёд не успевшего оттаять озера, в 8 км к западу от Мурманска. Пилот остался невредим и пешком добрался до пристани посёлка Мишуково, откуда на катере вечером был доставлен на аэродром. Прибыв в часть, МАРКОВ доложил командованию, что в воздушном бою им был сбит 1 "Мессершмитт". По докладу лётчика, подбитый "Харрикейн" был вполне пригоден к ремонту. Однако технической бригаде полка эвакуировать самолёт не удалось: к моменту её прибытия на озеро тяжёлая машина проломила тонкий лёд и затонула на глубине 18 метров.

Самолёт был поднят из озера в октябре 2004 года (фото 21) поисковиками "Икара" совместно с аквалангистами из Воронежа (фото 22). Операция по подъёму освещалась в средствах массовой информации, на подъём приезжали корреспонденты с телеканалов ОРТ и ТВ-21 (фото 23). К сожалению, во время подъёма самолёта фюзеляж из подгнивших стальных труб не выдержал нагрузки и разломился позади кабины пилота, поэтому хвостовое оперение пришлось поднимать отдельно (фото 24). Заводской номер самолёта имелся не только на заводской табличке, но и был нанесён краской с внутренней стороны всех капотов и на плоскостях (фото 25). В настоящее время самолёт находится в Кубинке, Московской области, в ожидании реставрации, которую планируется осуществить в рамках проекта "Крылатая память Победы" общественной организацией "Федерация авиареставраторов России".

В первой половине июня 2006 года состоялась одна из самых экстремальных и потому наиболее запомнившихся экспедиций группы на место гибели самолёта такого же типа ("Харрикейн"), упавшего в болото западнее железнодорожной станции Ковда. Экстремальных – потому, что нам пришлось преодолевать 3 километра пути по воде на плоту через Ковдозеро. Место падения этого самолёта нам показал работник Ковдозерского лесничества ещё осенью 1998 года.

Было видно, что самолёт, а точнее, то, что от него осталось, при падении целиком ушёл в мягкую почву (фото 26). Место удара почти полностью заросло водорослями. На поверхности мы нашли фрагменты крыльев, бронеплиту и водяной радиатор, что говорило о том, что самолёт вошёл в землю в перевёрнутом положении.

Из воронки в торфянике были извлечены приборы, оборудование кабины, фрагмент центроплана со стойкой шасси. Детали поднимали при помощи треноги, собранной из подручного материала – стволов сосен. Воду, которая постоянно прибывала, откачивали мотопомпой. Под обломками мы обнаружили останки лётчика, поднятые на поверхность за ремни подвесной системы парашюта (фото 27). В кармане гимнастёрки были обнаружены комсомольский билет и красноармейская книжка на имя ПЛЕХНО Григория Ивановича, 1922 года рождения, в которых сохранились фотографии лётчика (фото 28).

Пилот 152 истребительного авиаполка (259 истребительной авиадивизии) Григорий ПЛЕХНО считался пропавшим без вести после воздушного боя с истребителями противника 20 апреля 1943 года. Его похороны состоялись в Долине Славы 22 июня 2006 года. Это событие освещалось в средствах массовой информации. В сентябре того же года нам удалось найти и встретиться с родственниками лётчика, проживающими в гор. Никополе, которые долгое время ничего не знали о его судьбе. На тот момент была жива его младшая сестра – Лидия Ивановна СИВОГРИВОВА-ПЛЕХНО, которая поделилась воспоминаниями о брате, передала нам его фотографию (фото 29) и рассказала, как в 1940 году провожала его в Качинскую авиашколу, которую он закончил в августе 1942 года. Лидия Ивановна передала на могилу брата родную землю, а мы, в свою очередь, отдали родственникам Григория ПЛЕХНО его документы и личные вещи, обнаруженные в карманах одежды. Позже мы узнали, что эти предметы стали экспонатами Никопольского городского музея.

На месте гибели Григория ПЛЕХНО мы оставили обломок деревянной лопасти винта, к которому прикрепили табличку из куска обшивки самолёта с именем погибшего лётчика, а на месте его захоронения в Долине Славы в 2010 году была установлена памятная гранитная плита

В июне 2012 года участниками группы проведена уникальная операция по подъёму из озера Кривое, расположенного в районе бывшего флотского аэродрома Ваенга-2 (пос. Малое Сафоново) сразу двух самолётов: Як-1 и Ил-2.

Поиски самолёта Ил-2 (фото 30), также как и в случае с "Харрикейном" Z 5252 основывались на архивной информации о том, что 25 ноября 1943 года в ходе штурмовки вражеского аэродрома Луостари был подбит самолёт Ил-2 46-го штурмового авиаполка ВВС СФ, пилотируемый младшим лейтенантом Валентином Михайловичем СКОПИНЦЕВЫМ, который произвёл вынужденную посадку на озеро Черногубское, лётчик невредим, воздушный стрелок – краснофолотец ГУМЕННЫЙ получил ранение (на фото 31 – экипаж СКОПИНЦЕВ-ГУМЕННЫЙ). Первоначально именно в этом озере мы и искали самолёт СКОПИНЦЕВА. А в итоге самолёт был найден в соседнем озере, расположенном ближе к аэродрому, на глуб. 16 м.

Одновременно в том же озере при помощи гидролокатора бокового обзора был обнаружен ещё один самолёт – истребитель Як-1 (фото 32) из состава 20 истребительного авиаполка ВВС СФ.

По поводу этого Яка из оперативной сводки штаба ВВС СФ от 28 августа 1943 года нам стало известно, что в тот день несколько истребителей этого типа сопровождали наши бомбардировщики, вылетавшие на торпедный удар по конвою противника в Варангер-фьорде. При возвращении с боевого задания один из самолётов, пилотируемый младшим лейтенантом Егором Васильевичем ДЕМИДОВЫМ (фото 33-1), сел на озеро в районе аэродрома вследствие полной выработки горючего. Самолёт затонул, лётчик остался жив, но получил ушибы, выплыл на берег и прибыл на аэродром. Но никто не ожидал, что этот самолёт окажется в том же озере, что и Ил-2!

На сонаграмме (фото 33), полученной в ходе обследования дна озера видно изображение самолёта Як-1, который при погружении перевёрнулся и в таком виде пролежал до наших дней.

Первым на поверхность воды был поднят (фото 34) и отбуксирован к берегу Як-1 младшего лейтенанта ДЕМИДОВА (фото 35), а следом за ним – Ил-2 (фото 36, 37). Эта операция также широко освещалась в средствах массовой информации (фото 38), как Мурманских, так и центральных (фото 39, 40). В настоящее время Як-1 находится в Музее техники Вадима Задорожного в Москве (фото 41), а Ил-2 – реставрируется в Новосибирске (фото 42-1 и 42-2).

Не могу не сказать несколько слов и о ещё одной уникальной находке, сделанной участниками группы летом 2009 года, когда в тундре, в 2,5 км юго-западнее автодороги Мурманск – Печенга на северном берегу оз. Подгорное, было обнаружено место падения самолёта американского производства П-40 "Киттихоук" (фото 43). При падении самолёт ударился о землю, взорвался и разбился на мелкие части.

В том же году в ходе поисковых работ на месте падения были обнаружены 3 фрагмента конструкции самолёта (фото 44) с одинаковым выштампованным номером: 1134 (фото 45, 46).

В соответствии с журналом потерь самолётов 20 гвардейского истребительного авиаполка ВВС 7 Воздушной Армии (аэродром базирования Мурмаши), хранящимся в Центральном архиве Министерства обороны РФ, на самолёте с указанным заводским номером 13 декабря 1943 года не вернулся из боевого вылета Герой Советского Союза гвардии капитан Алексей Степанович ХЛОБЫСТОВ (фото 47). Широко известно о подвигах Героя, однако обстоятельства его гибели до недавнего времени оставались загадкой.

Так, немногие знают о том, что вместе с ХЛОБЫСТОВЫМ из того же вылета на свой аэродром не вернулся и его ведомый – гвардии младший лейтенант КОЛЕГАЕВ Александр Семёнович, на таком же самолёте (П-40 "Киттихоук") с заводским номером 1167. Обломки самолёта КОЛЕГАЕВА также были обнаружены участниками нашеё поисковой группы в 3-4 км от места падения самолёта ХЛОБЫСТОВА (в 500 м севернее той же автодороги) (фото 48).

Согласно архивным сведениям 20 ГИАП (ЦАМО), оба самолёта вылетели на свободную охоту по дорогам Петсамо – Титовка-река, с задания не вернулись. (фото 49).

По состоянию на 13 декабря 1943 года места падений обоих самолётов находились на территории, оккупированной противником, в 10-15 км от переднего края наших войск, что не позволило обнаружить самолёты и захоронить погибших лётчиков во время Великой Отечественной войны.

Не имелось официальных сведений об их захоронении и после окончания боевых действий, что видно, в частности, из алфавитной карточки ХЛОБЫСТОВА, находящейся в отделе военного комиссариата по Кольскому району Мурманской области, где в строке "место похорон" указано "не вернулся с боевого задания" (фото 50).

Долгое время обстоятельства гибели ХЛОБЫСТОВА и КОЛЕГАЕВА оставались неизвестными.

Между тем, во время архивной работы в ЦАМО нам удалось выяснить, что 11 января 1944 года над полуостровом Рыбачий нашими зенитчиками был подбит немецкий истребитель "Мессершмитт-109", пилот которого – капитан Ганс-Герман ШМИДТ был взят в плен после вынужденной посадки. На допросе пленный лётчик охотно давал показания и рассказал о происшествии, случившемся, по его словам, в один из дней первой декады декабря 1943 года. В тот день вражеские посты воздушного наблюдения доложили о полёте двух самолётов "Киттихаук" вдоль линии фронта. При этом полёте прикрывающий самолёт сделал неудачный манёвр и врезался в своего ведущего. Оба самолёта упали и сгорели вместе с пилотами. После этого, в конце протокола допроса, имеется примечание допрашивающих (дословно): "предположительно речь идёт о Герое Советского Союза товарище Хлобыстове, который не вернулся с боевого задания".

9 сентября 2012 года в ходе совместной экспедиции поисковой группы "Икар" и поискового отряда "Петсамо" (из гор. Заполярный Мурманской области) на месте падения самолёта ХЛОБЫСТОВА, практически в эпицентре удара самолёта о землю, среди обломков обнаружено несколько костных останков (фото 51). В результате экспертного исследования, проведённого специалистами ФГУ "93 Государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз" (гор. Североморск) (фото 52) установлено, что указанные костные останки могут являться костными фрагментами длинной трубчатой кости (костей) предположительно бедренной и (или) плечевой (фото 53). Не исключается принадлежность этих фрагментов человеку (фото 54).

22 октября 2013 года останки Героя с воинскими почестями были захоронены на территории воинского мемориала в пос. Мурмаши рядом с могилами его однополчан (фото 55).

1 июня прошлого (2014) года место захоронения ХЛОБЫСТОВА посетил его племянник – Виктор Николаевич ЖАРИКОВ – единственный человек, живущий в наши дни, который вживую видел Героя и даже сидел у него на коленях (фото 56, на фото он слева). Мы организовали для Виктора Николаевича также и посещение места гибели Героя (фото 57, 58, 59 – на фото он с женой и внуком). Виктор Николаевич привёз с собой семейную реликвию – уникальный фотоальбом, подаренный ХЛОБЫСТОВУ военным фотокорреспондентом с фотографиями Героя, многие из которых ранее не публиковались (фото 60). Вот лишь некоторые из них:

фото 61 – ХЛОБЫСТОВ на родном заводе;

фото 62 – ХЛОБЫСТОВ осматривает крыло своего повреждённого самолёта после совершённого им воздушного тарана 8 апреля 1942 г.;

фото 63 – ХЛОБЫСТОВ и автор альбома;

фото 64 – ХЛОБЫСТОВ в военном госпитале;

фото 65 – ХЛОБЫСТОВ возле автомобиля;

фото 66 – ХЛОБЫСТОВ с молодым, но старым другом Марусей Калашниковой

фото 67 – Алексей Степанович кормит цыплят.

Виктор Николаевич также привёз грамоту о присвоении ХЛОБЫСТОВУ звания Героя Советского Союза (фото 68), которая также хранится как семейная реликвия.

В заключение необходимо отметить, что до сих пор не найдены многие не вернувшиеся на свои аэродромы лётчики, например, командир 2 гвардейского истребительного авиаполка ВВС Северного флота дважды Герой Советского Союза гвардии подполковник Борис Феоктистович Сафонов, самолёт которого был подбит в воздушном бою над Баренцевым морем 30 мая 1942 года; лётчик 19-го гвардейского истребительного авиаполка Герой Советского Союза гвардии майор Константин Фёдорович Фомченков, пропавший без вести в северной Карелии после воздушного боя 24 февраля 1944 года, а также многие другие. В силу суровых климатических условий нашего края, их поиск в то время был затруднён, а порой – и невозможен.

Однако мы должны помнить имена не только своих Героев, но и рядовых солдат: пехотинцев, моряков, лётчиков, чьими усилиями удалось изгнать врага из Заполярья и внести вклад в общее дело разгрома фашистской Германии и её союзников.

Поэтому поисковую работу мы продолжаем и будем информировать общественность о своей деятельности и, надеюсь, о новых находках."